Надежда Белугина

О Лексе и Надежде

 

     Я родилась и почти всю жизнь прожила в Москве.

 

     Родители мои родом из оседлых смоленских цыган.

 

     Мама – Шнуркова, урожденная Василькова, Наталья Семеновна в детстве жила с родителями в центре Смоленска. У них был свой большой дом и хозяйство. Поблизости жил мамин дядя, известный в городе купец, а с 30-х годов - председатель цыганского колхоза «Свобода» в Кардымове, Иван Иванович Васильков. Он погиб в 1942 году, когда в Кардымове был массовый расстрел цыган. Тогда  погибли многие мамины родственники.

 

     Мама с 1926 года жила и работала в Москве. Здесь в эти годы активно осуществлялась новая национальная политика и с группой цыганских активистов мама ходила на прием к Н.К. Крупской по вопросу создания цыганских артелей «Цыгхимпром» и «Цыгпищепром», а потом работала в одной из них. Позднее она работала в других учреждениях и организациях. В мамином характере особенно выделялись трудолюбие и нравственность, уважение к людям и чувство собственного достоинства. На работе и дома ее все уважали, считали мудрой, нередко приходили за советом. Мама очень любила меня. Она не имела образования и мечтала о том, чтобы я его получила. Мама отдала мне всю свою жизнь.            

 

     Мой отец – Сильницкий Григорий Иванович, был человеком творческим, хорошо играл на баяне и гармошке, до войны с братьями Дмитрием и Сергеем Сильницкими был актером Цыганского театра «Ромэн», воевал, вернувшись с фронта, работал на Киностудии Горького, а потом в других местах. В 1974 году, когда ему было уже 65 лет, снялся в кинофильме Николая Губенко «Если хочешь быть счастливым».

 

     Думаю, что артистический и музыкальный талант достался моему отцу от его отца Сильницкого Ивана Ивановича, человека одаренного и необычного. Статный и красивый,  удачливый в делах, Иван всегда привлекал внимание окружающих. Однажды, заехав по пути домой к знакомым, Иван встретил у них дочь мельника, синеглазую, с длинной  косой русскую девушку Василису. Молодые люди понравились друг другу, а, встретившись в другой раз, уже не хотели расставаться. Иван предложил Василисе подвезти ее на лошади домой. Она с радостью согласилась. Неизвестно, какой дорогой поехали они к дому Василисы, а только приехали к родителям Ивана, где он и представил ее всем как свою избранницу. Родственники Ивана, его братья Христофор и Михаил сердечно приняли Василису, и она вскоре стала прекрасно говорить по-цыгански и научилась всему, что положено знать цыганской женщине. Вместе они вырастили замечательных детей, а бабушка растила еще и внуков.

 

          Мы жили в районе ВДНХ, там, где теперь улица Космонавтов. Недалеко от нас была «Шестая верста», длинный деревянный барак, построенный в 1930-е годы для работников цыганских артелей «Цыгхимпром» и «Цыгпищепром» «на цыганском месте» возле леса на берегу речки Яузы. Жили в нем друзья и родственники моих родителей, так что ходили мы туда часто. Это была маленькая страна Цыгания с особым жизненным укладом, традициями и потрясающими праздниками. «Шестая верста» славилась своими выдающимися музыкантами, певцами, плясунами, а когда там отмечали Рождество и Пасху, то было мало неба и земли. А какие были Святочные вечера с гаданьями на кольцах! В такие дни сюда съезжалась почти все московские цыгане.

 

     Другой цыганский дом был «наш театр», как называли у нас дома Цыганский театр «Ромэн». С ним мы были тоже связаны самыми тесными узами, там работали наши близкие и друзья. Я помню себя в театре совсем маленькой, 2-3 лет от роду. Случалось, что, набегавшись в фойе и насмотревшись чудес в гримерных, я засыпала на спектакле и просыпалась от звонкой песни Евграфа Янковского (отца одного из старейших нынешних артистов театра «Ромэн», Евграфа Евграфовича Янковского):

 

«Говорят, я – парень бравый!

Головой тряхнул кудрявой,

Все красавицы за мной

Бегут толпой!»

 

     А дальше весело играл оркестр, и дядя Граф плясал. Это был мой любимый спектакль «Четыре жениха».

    

     Мне было пять лет, когда наша соседка-учительница научила меня читать. Мама подарила мне большую красивую книгу А.С.Пушкина «Сказка о царе Салтане». Как во всякой цыганской семье, А.С.Пушкина у нас очень любили. И вот по вечерам в нашей комнате собирались дети и взрослые, и я читала им эту замечательную сказку.

 

     Неполных семи лет я пошла в школу, училась хорошо, много занималась общественной работой, а в 7 классе получила медаль участника ВДНХ за отличную юннатскую работу. После семилетки, окончив Финансово-кредитный техникум, я вскоре стала заведующей сберегательной кассы, но финансовая карьера тогда меня не привлекала и я, продолжая работать, поступила на вечернее отделение филологического факультета МГУ им. Ломоносова.

 

     Самостоятельно я изучила венгерский язык, а в университете - языки народов Югославии и болгарский язык. Уже после 3-его курса я начала работать переводчиком с венгерским, сербским и хорватским языками в Министерстве культуры СССР и Госконцерте СССР. Работа была увлекательной и очень интересной. Я объехала всю нашу огромную страну с выдающимися деятелями зарубежной культуры, с исполнителями разных жанров, с театральными, музыкальными и хоровыми коллективами. Среди них были: Хор Белградского радио и телевидения, Струнный квартет Б.Бартока, Югославский театр «Ателье 212» и, наконец, очень популярная тогда эстрадная программа «Мелодии друзей-67». Я работала и как синхронный переводчик, а это – высшая ступень переводческого мастерства. Часто работала на переговорах Министра культуры СССР Е.А.Фурцевой с Министрами культуры Венгрии и Югославии, на переговорах руководства ВЦСПС и Президиума Академии Наук СССР.

 

     В 1967 году я отлично защитила диплом по драматургии классика югославской литературы Борисава Станковича, который писал свои пьесы о цыганах  сербского городка Вране. Позднее по венгерской литературе я успешно окончила очную аспирантуру Института славяноведения и балканистики АН СССР.

 

     В 1970 году цыганский поэт Николай Саткевич познакомил нас с Александром Белугиным, более известным по творческому псевдониму как Лекса Мануш. Лекса был родом из латышских цыган. Он родился 7 февраля 1942 года в Риге, после службы в армии окончил факультет иностранных языков Латвийского государственного университета, блестяще защитив написанный им на английском языке диплом на тему: «Особенности диалекта латышских цыган». Он очень любил филологию, особенно иностранные языки.

 

     Мы познакомились с Лексой поздним вечером 19 июня, когда я вернулась домой со дня рождения моей подруги. С первого взгляда мы очень понравились друг другу, а, поговорив час, поняли, что мы - самые нужные друг другу люди на свете. На другой день Лекса пришел свататься, и я, преодолев стеснение, сказала: «Да». 11 августа мы поженились.

 

     11 августа 1995 года в день свадьбы дочери мы праздновали нашу серебряную свадьбу. За эти годы мы вырастили детей; сына Иманта и дочь Гиту. (Лекса в память о своей родине дал детям латышские имена), решали жизненные проблемы и очень много работали.

 

     Более 20 лет мы были научными сотрудниками - Лекса в Секторе языкознания, а я в Секторе международного рабочего движения - в Институте научной информации по общественным наукам Академии наук СССР. В Москве Лекса успешно окончил аспирантуру Института востоковедения АН СССР и все эти годы очень активно занимался цыганологией.

 

     Изучив в университете английский и немецкий языки, он самостоятельно освоил остальные европейские языки: французский, итальянский, испанский, португальский, румынский, голландский, славянские, скандинавские языки и даже венгерский, который считается одним из труднейших языков в мире. В 1990 году  Лекса по приглашению Венгерской Академии наук выступал со своими докладами в Будапеште и в Пече, читая их на венгерском языке. Он знал также языки многих народов нашей страны, в аспирантуре отлично сдал экзамены по индийским языкам: санскриту, хинди и урду. Лекса изучил многие диалекты цыганского языка и исследовал их с точки зрения сравнительного и исторического языкознания.

 

     Господь Бог дал Лексе огромный талант к освоению языков. Люди, хорошо знавшие и любившие Лексу, подсчитали, что он знал более сорока языков. Свои научные статьи о цыганском языке и истории цыган, о цыганском фольклоре и литературе, истории религии цыган и об особенностях цыганской музыки, свои стихи он публиковал в советских и зарубежных журналах и при этом сам легко переводил их  на соответствующий язык. Было много публикаций в журналах Академии наук СССР, а за рубежом - в научных и цыганологических  журналах Англии, Франции, Германии, Италии, Индии, США, Финляндии, Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Польши, в периодических изданиях Эстонии и Украины. Всего Лекса опубликовал  более 40 научных статей, более ста поэтических произведений.

 

     В Москве и Риге отдельными книгами выходили сборники стихов для детей, а среди зарубежных публикаций особо хотелось бы выделить сборник стихов цыганских поэтов разных стран, изданный в Будапеште в 1980 году на цыганском и венгерском языках. Сборник назван по стихотворению  Лексы «Цыганская колыбельная» («Cigány bölcsődal”).

 

В нем были опубликованы  десять стихотворений Лексы  и пять стихотворений нашего замечательного кэлдэрарского поэта и ученого Романа Степановича Деметра.    

 

     В Индии в 1990 году впервые был издан на цыганском и английском языках  всемирно известный индийский эпос  «Рамаяна»  в переводе Лексы Мануша. В мировой цыганологии  эта работа Лексы заслужила самой высокой оценки.

 

     Лекса Мануш подготовил две азбуки для цыганских детей на диалекте русских и латышских цыган. В Риге «Азбука» с замечательными рисунками друга Лексы, талантливого цыганского художника и поэта  Карлиса Рудевича вышла в 1996 году. 

 

     В 1997 году в Риге издали последнюю работу Лексы Мануша большой «Цыганско-латышско-английский и латышско-цыганский словарь», увидеть который ему, к сожалению, уже не довелось. Высокий профессионализм Лексы проявился сполна и в этой работе: в цыганско-латышско-английской части он дал этимологии цыганских слов, то есть их происхождение. Там же впервые в мире он подробно описал грамматику диалекта латышских цыган.  Лекса  отредактировал рукопись латышско-цыганского словаря, который много лет составлял латышский цыган из Вентспилса Янис Нейландс, а дополнил и подготовил его к печати Карлис Рудевич. К глубокому сожалению, теперь осталась только память об этих самоотверженных людях, до самозабвения влюбленных в цыганскую историю, язык и культуру.

    

     Все свои научные работы и стихи Лекса создавал помимо основной работы в институте, нередко работая по ночам.  Часто приходилось в буквальном смысле «пробивать» публикации, так как в издательствах и редакциях не хотели принимать материал на цыганскую тему, а Лекса старался написать о цыганах и для цыган все, что можно. При его колоссальной эрудиции и знаниях он мог очень многое. И он с радостью обращался к любой такой возможности. Помню, как увлеченно писал он тексты песен на разных цыганских диалектах для наших популярных артистов Розы Джелакаевой и Петра Деметера, для Татьяны Филимоновой. Эти песни пользовались большим успехом у публики, а пластинки-гиганты с записями этих песен быстро раскупали.

 

     Лекса часто говорил мне: «Зачем ты пишешь о венграх, пиши про цыган!». Я отшучивалась, говоря, что он один пишет за нас двоих. В те годы помимо работы в институте я много переводила с венгерского и славянских языков, писала статьи и рефераты по зарубежной научной и художественной литературе. Но потом стала писать статьи и стихи о цыганах и для цыган.

 

     Особенно памятна мне одна из моих ранних публикаций - «Наши жемчужинки» - статья о солистах только что созданного ансамбля «Гилори», написанная по просьбе Владислава Петровича Деметра. Я предложила ее в газету «Пионерская правда», и сразу же получила отказ: «Мы не пишем о цыганах!». Это не было для меня неожиданностью, был уже опыт Лексы, да и мой собственный тоже.. Мне все же удалось убедить главного редактора, публикацию приняли, детей пригласили в редакцию, где они замечательно выступили. Им подарили большие плюшевые игрушки, накрыли для них стол и много фотографировали. Это было первое публичное выступление солистов ансамбля «Гилори» и первая статья о них. В школах одноклассники и учителя, увидевшие газету, радовались и поздравляли наших ребят.

    

     1989 год принес в нашу жизнь много перемен. Гласность и демократия, рост общественного и национального самосознания привели к созданию новых общественных организаций и национальных обществ. Лекса Мануш уже был членом Московского латышского культурно-просветительного общества, когда к нему обратились известные цыганские активисты с предложением оживить работу среди цыган. Незадолго до этого кандидат педагогических наук, исследователь кэлдэрарского диалекта цыганского языка и замечательный цыганский поэт,  Роман Степанович Деметр написал в ЦК КПСС письмо с просьбой обратить внимание на  развитие цыганской культуры и языка. Собравшись все вместе, мы решили создать Общество цыганской культуры. Сначала встречались и обсуждали возможности и пути создания общества у нас дома, а потом - в кабинете Николая  Алексеевича Сличенко в Цыганском театре «Ромэн».

 

     Было радостно видеть, как наши самые талантливые люди горят идеей объединения для решения многих проблем в жизни московских и всех российских цыган. На  Учредительном собрании, где присутствовало несколько сотен цыган Москвы и Московской области, было избрано Правление Культурно-просветительного цыганского общества «Романо кхэр», в которое вошли: Народный артист СССР Николай Сличенко, доктор педагогических наук, профессор Георгий Степанович Деметр, известный цыганский поэт и ученый Лекса Мануш, доктор исторических наук Надежда Деметр, известный цыганолог Лев Черенков, член Союза художников СССР Юлий Барончук. цыганский священник Вадим Грушко, цыганолог и журналист Надежда Белугина, хормейстер Цыганского театра «Ромэн» Владислав Деметр и другие известные и уважаемые цыганские активисты. Председателем Общества избрали Георгия Степановича Деметра, его заместителем - Лексу Мануша.

 

     В апреле 1990 года наши цыгане впервые участвовали в IV Всемирном конгрессе цыган в Варшаве. В составе российской делегации были Георгий Степанович.Деметр, Лекса Мануш, Лев Черенков, Надежда Деметр, Любовь Деметр, Владимир Кутенков и другие московские цыгане. Зарубежные участники конгресса высоко оценили деятельность и выступления российских цыган, их избрали в комиссии по истории, языку и культуре цыган.

 

     Вскоре при Советском (ныне Российском) фонде культуры мы создали секцию цыганской культуры. Там на Гоголевском бульваре в прекрасном дубовом зале мы провели первую в нашей стране цыганологическую конференцию, где талантливые, известные во всем мире цыганологи продемонстрировали свой колоссальный научный потенциал. С докладами об истории и этнографии, о языке, музыке и культуре цыган выступили Г.С. Деметр, Н.Г. Деметр, Лекса Мануш, Л.Н. Черенков, Н.Г. Белугина, В.П. Деметр, М. Сеславинская.

 

     Там же в Фонде культуры проходили вечера встречи со старейшими деятелями цыганской культуры, обсуждались творческие проекты и даже сценарии будущих фильмов о цыганах. Искренняя заинтересованность, высокий духовный и интеллектуальный уровень членов нашего Правления делали каждое такое заседание эмоционально насыщенным и незабываемым. К этой работе все мы относились очень серьезно, но, к счастью и мы, и наш опытный руководитель, Председатель Правления  Георгий Степанович Деметр имели отличное чувство юмора, и оно выручало нас в самых разных, порой невероятных ситуациях.

 

     У всех нас постоянно рождались новые идеи, которые хотелось осуществить сразу же. И многое удавалось. Жизнь была интересной и стремительной: музыкальные вечера, фото- и художественные выставки, помощь московским цыганам в решении социальных вопросов и наконец – наша газета «Романо кхэр», первое в послевоенные годы печатное издание о цыганах и для цыган. Нашлись люди добрые, согласившиеся спонсировать издание. Георгий Степанович Деметр стал главным редактором, а я - заместителем главного редактора. Мы писали о новостях цыганской жизни и нашей культуры. Так, после прошедшей с большим успехом в ЦДРИ презентации книги Ольги Степановны Деметр «Судьба цыганки», я написала в нашу газету статью о художественных достоинствах книги, а из интервью с ведущим артистом театра «Ромэн» Анатолием Титовым появилась моя статья о большой творческой работе А. Титова в Клубе любителей русского романса «Хризантема».

 

     В 1995 году страна отмечала 50 лет Победы над фашистской Германией. В Цыганском театре «Ромэн» три дня  с огромным успехом проходил Фестиваль цыганского искусства «Цыгане под небом России», а в рамках фестиваля – наша научная цыганологическая конференция. Фестиваль произвел неизгладимое впечатление и на участников, и на зрителей, он стал новым стимулом к продолжению активной работы.

 

     Осенью того же года известная цыганская танцовщица и хореограф Ганга Баталова предложила Надежде Деметр и мне создать Цыганскую женскую ассоциацию. Мы согласились, выбрали Гангу Председателем Ассоциации и стали думать о плане работы.

Я сразу же предложила устроить Цыганскую елку с цыганским Дедом Морозом, я мечтала об этом много лет.  И, хотя до Нового года оставался всего месяц, мы загорелись этой идеей. Не было ни денег на подарки, ни помещения. Но смелость города берет. Наши цыганские ансамбли «Руска рома» и «Розы на снегу» дали концерты на московских кондитерских фабриках и получили несколько коробок печенья, сотрудница Московской мэрии Наталья Степановна Скрыпник, которая и в дальнейшем неоднократно поддерживала нас, помогла получить прекрасный зал с елкой в Федерации мира и согласия.

 

     Теперь спешным порядком Ганга репетировала с детьми новогоднюю сказку, я   писала цыганскую викторину, приглашала журналистов и телевидение, Надежда Деметр с Владимиром Кутенковым (он был неофициальным и незаменимым помощником во всех наших делах) волшебным образом решили вопрос детских подарков. Владислав Деметр составил программу концерта ансамбля «Гилори». Мы подготовили список цыганских детей Москвы и Подмосковья, чтобы пригласить всех.

 

     27 декабря 1995 года в Федерации мира и согласия с потрясающим успехом прошла наша  Первая Цыганская елка. На приглашение откликнулись не только дети и их родители, приходили целыми большими семьями, все нарядные, красивые и радостные.

 

     В фойе у елки Дед Мороз - солист ансамбля «Руска рома» Рустам Мелимеров приветствовал всех по-цыгански. Началась волшебная сказка,  в ней отлично играли Анжела Баталова, Степан Деметр и Ганга Баталова. Потом были веселые игры. И вот Дед Мороз попросил сплясать самых маленьких. Они начали, за ними – дети постарше, потом родители и, наконец, дедушки и бабушки. Веселью не было конца! И со всеми вместе в центре круга отлично плясал наш Дед Мороз-Рустам!  Потом в уютном зале была викторина и концерт ансамбля «Гилори», а дальше началась импровизация: дети сами выходили к микрофону, читали стихи и пели песни. Такого праздника работники Телевидения еще не видели! Все были в восторге! И  долгое время после Елки дети и взрослые звонили нам и спрашивали, когда будет следующий такой праздник.

 

И мы продолжили!

 

     В марте 1996 года мы пригласили цыганских женщин на Праздник Цыганской мадонны. Мэрия предоставила нам зал в Федерации мира и согласия, дала деньги на подарки. Мы пригласили многих известных цыганских артистов поздравить и порадовать наших женщин. В назначенный час, к нашему удивлению, в зале собралось много мужчин, а женщин – что-то не очень. Что бы это значило? То ли цыганским мужчинам не терпелось увидеть наших прекрасных мадонн, то ли мадонны старательно и долго готовились к выходу?! Пришлось немного повременить, и вот пришли они -  наши милые хранительницы очага: время тогда было трудное и как всегда, даже в праздничный день, они прежде всего заботились о благополучии своих семей, поэтому чествовали мы их ОТ ВСЕЙ ДУШИ!

 

     Наши праздники стали доброй традицией. Следующая елка была в Министерстве по делам национальностей, а потом нашим дорогим гостеприимным домом стал Дворец культуры «Стахановец», куда пригласили нас всеми глубоко уважаемые братья Иван и Александр Бариевы.

 

     Здесь, на Рязанском проспекте при неоценимой поддержке и большой помощи Бариевых 1 марта 1998 года открылась Цыганская школа культурно-эстетического воспитания «Лулуди». Автор идеи создания школы, художественный руководитель и хореограф - Ганга Баталова, я преподавала цыганский и английский язык, историю цыганской культуры в России и за рубежом.

 

     С детьми от 6 до 12 лет, которые приезжали к нам со всей Москвы, мы проводили занятия по особой методике, ведь это были наши дети, с их семьями мы были родственниками или друзьями. Я приезжала сюда с внучкой Джулианной, которой было тогда всего 2 с половиной года, потому что не с кем было оставить ее дома. Сначала она тихо сидела и слушала все, что я говорила детям, а потом  шла вместе с ними в танцевальный зал. Дома она повторяла мои слова, а потом движения Ганги и Анжелы Баталовых. Так Джуля стала «ученицей» нашей школы. И, когда летом 1998 года ансамбль «Лулуди» с большим успехом выступал на Фестивале цыганского искусства в Гожуве Велькопольском (Польша) и также, как наш взрослый высокопрофессиональный ансамбль «Русска Рома», стал дипломантом Фестиваля, Джулианна была там.. Это было первое зарубежное выступление и первая награда ансамбля «Лулуди».

 

     Дети нашей школы с удовольствием учили стихи на цыганском, русском и английском языках. Рассказывая о культуре испанских цыган, я познакомила ребят с жизнью и творчеством влюбленного в Андалусию, в андалусских цыган выдающегося испанского поэта Федерико Гарсиа Лорки. В тот год исполнялось 100 лет со дня его рождения. Мы провели праздник поэзии Гарсиа Лорки и ребята замечательно читали его стихи. Говорили мы и о русских писателях и поэтах, писавших на цыганскую тему.

 

     А 1999 год был объявлен годом А.С.Пушкина, весь мир отмечал 200-летие со дня рождения поэта. Мы с Гангой подготовили музыкально-литературную композицию «Пушкиниана», с которой дети успешно и многократно выступали долгое время.

 

     Время стремительно движется вперед и многое меняется. Я очень рада, что стараниями многих людей ансамбль «Лулуди» растет, развивается и радует своим талантом наших и зарубежных зрителей.

    

     В том далеком 1998 году на фестиваль в Польшу ездила и моя дочь Гита. За лучшие доклады  на международной научной конференции мы с Гитой получили дипломы. Гита выступила с докладом «Экономические и социальные проблемы цыган Прибалтики», я - с докладом «Проблемы социокультурной интеграции российских цыган в нецыганское общество». Тема эта очень интересная и многогранная. В процессе работы над ней я  подготовила несколько докладов. С одним из них об удивительной, экспериментальной работе артистов Театра «Ромэн», педагогов Веры и Евграфа Янковских, я выступала в 1994 году в Будапеште. Доклад я, единственная из всех зарубежных участников конференции, прочла по-венгерски, а затем показала видеокассету с выступлением детского коллектива Янковских. Не принято хвалить себя, но успех был потрясающий, всем понравилась и тема, и подача материала, столь актуального для Венгрии, где живет много цыган.

 

     Были у меня и другие доклады: «Проблемы образования цыганских детей» (Хельсинки, 1998 год),  «История цыганской литературы в СССР» (Берлин, 1997 год), развернутый курс лекций по истории цыганской литературы в СССР в Международной Цыганской летней школе (Бисков, Германия, 1998 и 1999 годы). В 1998 году от российской цыганской молодежи я пригласила в эту школу Алмазу Плахотную и Жанну Кожеурову, а в 1999 году туда приезжали Роза Данченко и Степа Деметр. Там в Бискове вся наша международная цыганская школа радостно отмечала 18-летие Степана Деметра. В 2003 году я участвовала в работе международной конференции в Берлине с докладами «Цыгане России в годы Второй мировой войны» и «Словари диалектов цыганского языка в России».

 

     Среди статей по цыганской культуре мне особенна дорога статья «Юбилей нашего театра» о 70-летии театра «Ромэн», опубликованная в журнале «Шунэн, ромалэ», за которую я услышала много благодарных слов от дорогих моему сердцу людей: Тамиллы  Агамировой, Николая Сличенко, Владислава Деметра и других.

 

     Мои стихи на русском языке читали по Российскому радио, а на цыганском языке они были опубликованы в России, Польше, Индии, Италии, Франции и Венгрии. Перевод с цыганского языка на язык той страны, где издавали, делал Лекса.

 

     С середины 1980-х годов я помимо основной работы преподавала сначала русский и английский языки детям, а затем русский как иностранный, венгерский сербский, хорватский языки. Теперь у меня более 20 лет практики, я разработала авторские  методики преподавания взрослым и детям, свои приемы подачи особенно сложного материала.

 

     А в переводческой практике мой стаж уже 45 лет. Кроме устных и письменных переводов я перевела также 18 венгерских  художественных фильмов для Российского телевидения.

   

     Я всегда много работала, а когда было трудно, работала еще больше. Так было, когда болел Лекса, так было, когда его не стало. Уйдя из нашего института, я несколько лет работала главным специалистом Дирекции по международному сотрудничеству ИТАР-ТАСС,  затем – Генеральным директором одной московской компании.

 

     Сейчас я живу в Латвии, общаюсь с детьми и внуками, которых очень люблю,  занимаюсь любимым делом: перевожу и преподаю. Часто вспоминаю жизнь в Москве, моих замечательных современников и единомышленников, с которыми мы делали так много интересного и полезного. Я благодарю судьбу за то, что она подарила мне столько радости и незабываемых впечатлений, я благодарю тех талантливых, сильных и мудрых людей, что были рядом в веселые и трудные моменты моей жизни.

 

     Я вспоминаю прощание с Лексой и год спустя, в мае 1998 года   вечер памяти Л. Мануша, который я провела в Федерации мира и согласия при поддержке Цыганского культурно-просветительного общества «Романо кхэр», Московского латышского культурно-просветительного общества и Мэрии Москвы. Я низко кланяюсь всем нашим цыганским ансамблям, латышскому хору «Талава», коллегам по работе, друзьям,  всем добрым людям, принявшим участие в этом вечере и выразившим глубокое уважение к Лексе, к нашей семье.

 

     Я никогда не забуду вечер, посвященный 15-летию Московского культурно-просветительного общества «Романо кхэр», который подготовили и замечательно  провели руководители созданной в 1999 году Федеральной национально-культурной автономии российских цыган Георгий Степанович Деметр, Александр Бариев, Иван Бариев. Создание этой организации открыло новый этап в деятельности цыган России по всесторонней социальной и правовой поддержке российских цыган, по сохранению и развитию цыганской культуры. Радостно сознавать, что старания активистов прошлых лет не пропали даром. Сейчас работу ФНКА возглавляет Александр Бариев, в ее составе много талантливых и уважаемых людей.  Теперь  у цыган  России есть сильная, надежная организация, которая благодаря своей активной и благородной деятельности, пользуется огромным заслуженным авторитетом и у цыган всей страны, и у представителей власти нашей страны и за рубежом.


Успехов вам, дорогие друзья! Здоровья вам и вашим близким!

 

Явэн бахталэ тэ барвалэ, ромалэ!